Зареница
Приветствуем Вас
на сайте
"Зареница"

* * * * *
Вы можете оставаться
гостем, но будет
гораздо приятнее, если Вы
войдёте под своим
логином или пройдёте
процесс регистрации.

Славяне, Славянское творчество, Абсурды христианства, Славянская здрава, Славянская кухня, Волшебный язык Славян, Славянская магия
 
ПорталПортал  ФорумФорум  ЧаВоЧаВо  ГалереяГалерея  ПоискПоиск  РегистрацияРегистрация  ВходВход  
Последние темы
» Если родновер (славянский язычник) умер...
Вс 30 Июл - 11:23 автор Кречет

» Рассказы Евгения ЧеширКо
Ср 8 Фев - 17:59 автор Кречет

» Подлинное сказание о зловянах.
Сб 4 Фев - 16:49 автор Кречет

» Фильм "Викинг" .
Ср 11 Янв - 21:00 автор Кречет

» Картины художника Андрея Шишкина.
Вс 1 Янв - 21:59 автор Кречет

» Хлеб-соль и клюква
Вт 29 Ноя - 10:49 автор Кречет

» Калитки с картофельной начинкой.
Вс 30 Окт - 17:34 автор Кречет

» О празднике Хеллоуин.
Вс 30 Окт - 17:29 автор Кречет

» Бигос.
Вс 23 Окт - 17:33 автор Кречет

Поиск по Славянским сайтам
Праздники славян

Поделиться | 
 

 Сказка " Волчьи песни "

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Кречет

avatar

Сообщения : 270
Дата регистрации : 2013-01-03
Возраст : 39
Откуда : Коломна

СообщениеТема: Сказка " Волчьи песни "   Сб 12 Дек - 18:48


Накануне рождения Коляды, ехал на санях через лес пасечник, вёз мёд в соседнюю деревню, да и колядки там провести планировал у тестя в гостях.
Выехал-то вроде загодя, да вот Мороз наверное кашу чувствуя решил себя показать, да расхвастался умением своим. Снегу насыпал, инеем всё разукрасил – красотища! Только вот ехать по такому снегу трудно, а потому в лес пасечник попал уже по тёмному. День зимний короток, чуть времени упустил, и блуждай в потёмках. Был пасечник у тестя всего два раза, да и то летом, а потому в зимнюю пору, когда снегом всё запорошено, да в темноте к тому же, не заметил, как с дороги свернул, а когда опомнился, далеко уехать успел. Лошадка хороша, да по сугробам из сил выбилась, встала посреди полянки, что как плешина, на верхушке холмика расположилась. Видно после подъёма в гору, да по сугробам, бедную, силы вовсе оставили. Стоит, горемычная, еле дух переводит.
Слез пасечник с саней, а Мороз под тулуп так и норовит забраться, и не поймёшь, то ли заморозить хочет, то ли сам под тёплым тулупом погреться. А уже гулянья скоро начнутся! Люди гостя нежданного встретят, да за Бадняком в Навь пойдут, с навьями силой, да смекалкой мериться. А тут стой на ветру да морозе мёрзни! А Луна бледная мертвенным светом на землю светит, и деревья стоят равнодушные, чёрные в ночи, от мороза трещат, и от ветра качаются. А Мороз всё злее и злее кусает. Сунулся пасечник в кошель, а там только серебряные обереги, что на подарки ребятне приготовил. Ох, огнивушко! Ох башка-то моя дырявая! Ну чего было не положить? Места то немного заняло бы, а вот сейчас с огоньком-то всё веселей было бы! А так вишь, и руки уже коченеют, и ноги плохо слушаться стали! Пробежался пасечник вокруг саней, раз, другой, третий, потом дерюгу с них снял, лошадку прикрыл, чтобы не замерзала. Вроде потепле стало, да ненадолго. Вот опять холодит. Стал он вокруг саней, в снегу дорожку вытаптывать, чтобы снова согреться. Часто- часто ступал, широкую вытоптал, согрелся. Да опять ненадолго.
А вокруг Луны круг светится! Звёзды всё ярче и ярче, а Мороз всё крепче и крепче! Лошадка же хоть и отдышалась, а всё равно далеко не дойдёт. Да и куда идти-то, коли с дороги сбились? Рассветёт, так с холмика-то хоть направление посмотреть можно будет. Вот только дожить бы до этого утра, не замёрзнуть.
Долго он так промучился, уже и зуб на зуб не попадает, и ноги еле гнутся, и губы что мякина. Залез пасечник на сани, встал во весь рост, по сторонам огляделся, а и не видно ничего! Только лес кругом на сколько глаз видит. Попробовал он крикнуть, на помощь позвать, да губы мякиной ставшие подвели, и получился у него не зов о помощи, а вой, на который где-то далеко волк откликнулся, затем второй…, третий…! Вот только этого ещё и не хватало!
Затих пасечник, затаился, но вой ближе раздался, и не выдержал бедолага, запаниковал, соскочил с саней, да пуще прежнего кричать взялся! Вдруг лошадка его вскинулась, да как бросится в чащу вместе с санями, только пасечник её и видел! Кинулся, было, он за ней следам, да вдруг глаза светящиеся увидел! Вторые, третьи…. И вышел ему навстречу здоровенный волчище! Голова чуть не с бычью, лапы широкие, тело такое огромное, что если он на задние лапы встанет, то поди, на целую голову выше пасечника будет! Клычищи, в пасти на вершок торчат! Глазищи как блюдца, и огнём зелёным сверкают!
Оторопел пасечник. Крик его в чащу улетел, да там во тьме и сгинул без эха и отзыва, будто в болото канул. Стоит бедолага, глазами хлопает, а волчище в лунном свете, не спеша так, к нему идёт. Оглянулся пасечник по сторонам, куда бежать, а вокруг ещё глаза светятся, да и куда в лесу от волков денешься? Только на дерево, но от них стая его уже отрезала.
«Ну всё,— подумал пасечник – тут и конец мне пришёл!»
А волчище подошёл совсем близко, рукой достать, и спрашивает:
- Ты чего разорался?
- Да, вот – отвечает пасечник – з-заблудился я. З-замерзаю. Думал, у-услышит кто!
- Ну, я услышал – ответил волк – и чего теперь делать будем?
Поник пасечник головой, да и говорит волку:
- Ты, это. Ты меня побыстрее убей. Не мучай долго. Ладно?
- Мы вчера лося загнали. Вот только что доели его. Сытые.
- А чего же вы тогда с-сюда-то прибежали?
- Так интересно же, что за дурак в лесу мёрзнет, да орёт как полоумный.
- Но, з-зима же! М-мороз, в-вон какой!
- Ах, вон ты о чём! Эх, люди — люди! И вовсе вы изнежились, да охилели. Ну разве это мороз?
- Это вам не мор-роз, а у меня зуб на зуб не поп-падает.
Ещё немного, и вовсе з-замёрзну!
— Нет, так не пойдёт, ты хоть денёк продержись, пока мы опять проголодаемся, а то нам потом мёрзлую тушу грызть придётся. Зубы то у нас
конечно крепкие, но свежатинка-то, она тёплая, и повкуснее будет.
- Ага – буркнул пасечник – попр-робую.
- Ты, это. Ты пока на Мир полюбуйся! А то ведь скоро покинуть его придётся.Глянь как тут красиво…! Луна сияет! Вокруг всё инеем блестит! И дышится легко, и воздух чистый, аж до самых звёзд! Ну вот скажи, кто ещё, как ты сейчас, Коляду встречает? Сидят все в пыльных избах, да душных хоромах, в тесноте, маяте, да гомоне! А тут, глянь какой простор! Какие звёзды яркие! А лес как шумит ровно!
Оглянулся пасечник по сторонам…, а и правда! Небо чистое, звёзды яркие!
Луна полная, так светит, что всё вокруг будто днём видно! Иней искрится, будто самоцветы сверкают! Деревья вокруг плавно покачиваются. И всё это живёт своей жизнью, и находится в каком-то возвышенном ожидании! Ожидании, чего-то светлого, большого, нового! А жизнь пасечника кончается. Неужто, лишь перед смертью такая красотища видится? Ведь сколько раз смотрел, да не видел её!
Глянул он на небо, на звёзды яркие, и такая глубина ему увиделась! И такую ширь он там разглядел, что показался сам себе маленьким – маленьким, будто одна песчинка на всей земле! И поглядел он на лес с высоты холма, на котором стоял, и увидел, что хоть и зима на дворе, а всё же живой он. Спит. Даже сны ему снятся, да и зверьё разное шастает. И понял он, что лес, это не просто поросшая деревьями земля, это одно большое живое существо! А вот и небо глубокое к нему присоединилось, и весь Мир стал живым и единым, а он, пасечник, его маленькой частью! И такой радостью он наполнился, что и жизнь своя показалась маленькой и незначительной! Раскинул он руки, и голову вверх поднял, а волчище и говорит:
— Ну вот, теперь лучше. А может, споём?
- А и споём! – Откликнулся пасечник. – Начинай!
И раздался над лесом волчий вой, но не тоскливый и злобный. Нет. Это был вой сильного и довольного жизнью зверя, полный торжества единения с окружающим Миром!
- Ну, ты чего? Подпевай давай! – Оглянулся на человека волк.
- А ты пой – пой, я присоединюсь.
Снова волк запел свою песню торжества! И снова подивился пасечник, как зверь умеет попасть в лад с окружающим. Послушал немного, да и присоединил свой голос к волчьей песне, но волк замолчал, и покосился на пасечника.
- Ты не мне подражай! Волк из тебя никудышный! Ты своё в песню вкладывай — человечье! Округу почувствуй, и к ней, а не ко мне присоединяйся!
Вновь раскинулась душа пасечника вокруг, вновь небо глубокое стало, вновь лес зашумел, и танец его понятен стал. Попытался он голосом выразить, что видел и чувствовал, и полилась песня его над лесом! И ширилась она, и вверх поднималась!
Вот и волчья, вплелась, и ветер подхватил, и даже звёзды зазвенели своим нежным хрустальным звоном! И вдруг зазвучало всё вместе одним большим хором! И так красива была эта песня, что пасечник забыв про всё на свете растворился в ней без остатка! Он наверное и не почувствовал бы, даже если бы его убили в это время. Но убивать было некому, волк тоже был тут в песне, где-то рядом, и в невообразимой дали! Пело всё! И небо и лес, и холм, и сама Земля, и даже каждая иголочка, и самая маленькая снежинка. Пасечник слышал их всех сразу, и по отдельности. Мог выбрать кого-то, и петь с ним, потом с другим, с третьим! Он чувствовал родство с каждой былинкой…!
Он не знал, сколько это продолжалось. Он забыл про время и про то, что замёрз. Что ему надо к тестю, и что скоро праздник. А когда закончил петь, то оглянулся вокруг совсем другими глазами. Волк сидел рядом и улыбался. Может кто-то и принял бы это за оскал, но пасечник точно знал, что это самая настоящая волчья улыбка. Деревья качали макушками и удовлетворённо шумели, благодаря за песню, и даже Мороз не кусал как раньше, а только свежил разгорячённую кожу на лице.
— Вот это песня! – Радостно воскликнул пасечник! – Теперь и помереть не страшно!
- А чего помирать-то? – Отозвался волк – Тебя кто заставляет что ли?
- Так заблудился же я! Мороз! И вам, ведь есть надо?
- Так сытые мы!
- А чего ж ты меня съесть через день хотел?
- Ты ж сам замерзать собирался, а чего добру зря пропадать?
- Так мороз же… …только сейчас я его почему-то не чувствую! Ну, собирался, а теперь после твоей песни согрелся и передумал. Мож пойду я, а?
— Иди, коли больше петь не хочешь.
- Ой, спел бы конечно, да лошадку искать надо, и тесть, поди, заждался уже, и дорогу я не знаю.
- Ну и глупые же вы, люди! – Лошадка твоя далеко не убежала, вон за тем ельником стоит, отдыхает. Дорога чуть дальше, во-он за той высокой сухой сосной проходит. Тесть заботами с гостями занят, да Мороз кашей кормить готовится. Не до тебя ему. Так что времени у нас достаточно! Давай ещё споём?
- Ну, давай – согласился пасечник – дюже песня мне твоя понравилась!
Так и пропели они, заполночь, а тут вдали, огни зажглись да потянулись цепочкой. То люди в деревне к лесу за
Бадняком отправились. Вот и направление видно. Теперь точно не заблудишься!
— Ну, пора мне — сказал пасечник волку.
- Что ж, иди.
Постоял немного пасечник, с ноги на ногу попереминался, да и спрашивает:
- Так ты, волк, что, меня и сразу есть не хотел?
- Ну сытые ж мы, сколько раз повторять?
- А для чего ж грозился тогда?
- А это чтобы ты смерть почуял. Тогда в тебе и жизнь ярче разгорается.
Потому ты и видеть её стал по-другому! Потому и выжить смог.
Поклонился пасечник волку земно. Поблагодарил за науку, и пошёл к ельнику, где лошадка стояла отдохнувшая уже.
- Ты, коли ещё попеть захочешь, так приходи! – Крикнул вдогонку волк.
- Обязательно! – Махнул рукой пасечник и скрылся в лесу.

Михаил Лепёшкин "Сказки Бурого Медведя"

Вернуться к началу Перейти вниз
 

Сказка " Волчьи песни "

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Зареница :: Творческая мастерская :: Творческая мастерская-